Домашние страницы«Бытовой» газ ◊ П–1



Позвольте мне кратко (насколько это возможно) изложить суть самой проблемы.

В России с пугающей периодичностью происходят взрывы «бытового» газа в жилых домах. Приводить какую–либо статистику и опираться на неё я здесь не буду, так как она всем хорошо известна, да и значения особого она не имеет, в любом случае, затраты на восстановление разрушенных зданий и различного рода выплаты будут несоизмеримо выше по стоимости мер предотвращения этого страшного бедствия. К тому же, какими деньгами вообще можно оценить жизнь людей, в секунды оказавшимися заваленными и погребёнными под плитами своего Родного Дома в мирное время!!!

После каждого такого случая возбуждается уголовное дело по ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности»), хотя в данном случае, как я уже сказал выше, на мой взгляд, проблема лежит куда глубже и данная статья здесь не совсем уместна… Кроме того, хотел бы заметить, что взрывы повторяются с завидной периодичностью, эффективных действий по их предотвращению не предпринимается, — периодичность как была, так и осталась. Если все эти дела рассматривать как части одного дела (длящегося во времени), то и квалификация может смениться на «Убийство двух или более лиц…», например, с отягчающими обстоятельствами, а это несколько другое…, да и статистика по России объективно указывает именно этот сценарий.

В качестве причин отмечают изношенность оборудования (40% по стране) и «нарушение правил эксплуатации газового оборудования»…, но это только видимая часть причин и далеко не основная…, так как взрывы случались и в домах недавней постройки, а также человеку свойственно ошибаться, то есть совершать эти самые «нарушения правил эксплуатации газового оборудования…» и исключить это полностью невозможно.

Я уверен, что проблема эта не нова, и я не делаю каких–то открытий в этом вопросе, но я вижу также и другое…, что взрывы повторяются, а эффективных мер защиты не принимается.

Все меры, связанные с «усилением и углублением» контроля только со стороны газовых служб имеют крайне низкую и ограниченную во времени эффективность, а заставить (да, именно, «заставить») вести себя жителей домов должным образом при пользовании газом (причём всех, без малейшего исключения — исключение здесь недопустимо), практически, НЕВОЗМОЖНО… Да и подобная постановка данной задачи положительного решения НЕ ИМЕЕТ.

Вероятность взрыва зависит от множества случайных факторов, как от технических, так и от социальных (человеческих). Если технические факторы в той или иной мере подлежат контролю (хотя, даже в таких областях, как космонавтика или авиация 100%–ной гарантии точной работы какого–либо механизма или системы в расчёты не закладывают и всегда существует риск отказа…), то человеческий фактор предусмотреть, особенно, в данной ситуации просто невозможно!

Обратимся к графику (график 1). Какие бы меры безопасности мы не предпринимали реальное значение величины (k)  (k — вероятность взрыва при определенных принятых мерах безопасности) никогда не будет равно нулю. Следовательно, все утверждения, что принятые меры (какими бы они не были) полностью защищают жителей дома от взрыва газа, являются полнейшей ложью. Величина (k) при усилении системы мер безопасности лишь будет стремиться к нулю, но никогда его не достигнет, т. е. k = 0  в данной системе недостижимо, такова математика (физика) данного процесса. Значит, вероятность взрыва будет существовать всегда, как бы бесконечно мы не усовершенствовали, улучшали и т.д. систему безопасности. Решение лежит в другой плоскости, вне этой системы.

График зависимости вероятности взрыва.

График 1.  Зависимость вероятности взрыва «бытовой» газа от мер защиты.

Решением данной задачи является отказ от существующей системы энергообеспечения многоквартирных жилых домов. Говоря простым языком, уничтожение газового ввода в доме и переход на другие виды энергоснабжения, т.е. на электроэнергию, как на самый безопасный вид энергоснабжения.

Немного «технической» стороны вопроса.

1). Одним из свойств газа является взрывоопасность при его скоплении. Газ совершенно справедливо можно рассматривать (при его скоплении) как взрывчатое вещество. При большом скоплении он мало уступает по разрушительной силе таким взрывчатым веществам как, например, тротил и гексоген, которые имеют огромную энергию разрушения.

Взрыв жилого дома в Москве.

Взрыв жилого дома от бытового газа в Астрахани.

На фото 2 показан дом, взорванный в ходе террористической атаки в Москве на улице Гурьянова с использованием взрывчатого вещества, на фото 3 показан дом в Астрахани, пострадавший от взрыва бытового газа. Картина, практически, одинакова…, то есть «бытовой» газ является таким же взрывчатым веществом, как и тротил, и гексоген…

На хранение и использование взрывчатых веществ существуют серьёзные ограничительные меры, и это обоснованно. В частности, на армейских складах места хранения взрывчатых веществ являются зоной повышенной опасности и строго охраняемой территорией.

Персонал, работающий на таких складах, проходит неоднократную специальную подготовку. В целях безопасности инструкцией строго предписано хранение мин с извлечёнными из них взрывными устройствами, и хранить эти элементы нужно, чуть ли не в разных помещениях склада.

Мина представляет собой корпус с взрывчатым веществом и взрывное устройство, которое при определённом воздействии на него вызывает взрыв…


2). Если взглянуть под этим углом зрения на многоквартирный жилой дом с газовыми плитами, то получается следующая картина: подающийся из магистрали газ — взрывчатое вещество (причём количество его неограниченно, то есть при невнимательном с ним обращении он может занять весь объём квартиры и даже проникнуть в другие…),   стены квартиры — корпус мины, взрывное устройство (взрыватель) — любой электроприбор квартиры, имеющий устройство коммутации (это может быть выключатель, электродвигатель пылесоса, в них в подавляющем большинстве используются коллекторные двигатели, термореле холодильника, фены и т. д.). Эти приборы сейчас в огромном количестве имеются в жилых домах, и вряд ли есть квартиры в доме, где не было бы этих бытовых приборов.

вверх